Е. А. Гомзяковой удалось найти своего деда, пропавшего без вести в годы Вел

Куртамышанка нашла его имя в списках узников концлагеря

Десять лет поисков, запросов, звонков, ожиданий. Столько времени Е. А. Гомзякова из Куртамыша пыталась найти хоть какие-то сведения о своём деде Спиридоне Афанасьевиче Пономарёве, пропавшем без вести в годы Великой Отечественной войны и всё-таки ей это удалось.
- Он родился в деревне Губаново. В сентябре 1941 года был призван на фронт, - рассказывает о деде Евдокия Александровна. - Дома у него остались жена и пятеро ребятишек, самому младшему и единственному сынишке было всего год и три месяца. А осенью 1942 года Спиридон Афанасьевич пропал без вести. Письма, которые он писал с фронта, к сожалению, не сохранились. В какой части служил, тоже было неизвестно.
Но ведь не должно быть так, что человек пропал и никаких сведений о нём! Надо искать, решила наша землячка и начала поиски. Она отправляла запросы в разные архивы, вроде бы появлялась надежда, но потом приходил отрицательный ответ, ниточка обрывалась, и опять приходилось начинать искать другие пути. Очень благодарна женщина С. В. Батуеву, директору краеведческого музея имени Н. Д. Томина. Без его помощи ничего бы не получилось.
Ей удалось установить, в какой армии и части воевал Спиридон Пономарёв. Он служил в 39 армии, которая была уничтожена, когда шли страшные бои под Москвой и на Смоленщине. Тогда, в 1942 году, тысячи наших солдат полегли на полях сражений.
Евдокия Александровна рассказывает:
- Мы всё-таки предполагали, что дед попал в плен. Моя мама как-то говорила, что отец погиб где-то в лагере. Когда была жива бабушка Мария Леонтьевна, уже после войны ей однажды передали, что в Редуть вернулся мужчина, который был в плену вместе со Спиридоном. Она пешком из Губанова пошла туда, чтобы хоть что-то узнать о своём муже. А в те годы ведь сильно нельзя было говорить, что был в плену. Тот единственное сказал, что были вместе в лагере для военнопленных, дважды пытались бежать. На третий раз Спиридон отказался совершить побег, сил у него не осталось: «Беги один». Больше мужчина ничего рассказывать не стал и попросил, чтобы к нему не ходили.
Вот так по крупицам собирая информацию, Е. А. Гомзякова обратилась в Международную службу розыска Красного Креста в Германии, несколько раз созванивалась с ними, направила запрос в Российский Красный Крест. Проверив базы данных о военнопленных, они сообщили, что сведений о таком человеке нет. Не теряя надежды, она нашла людей, поисковиков, долгие годы занимающихся розыском пропавших без вести в годы войны. Вышла на них. И, как оказалось, не зря. Один из поисковиков выслал ей копии лазаретных немецких списков.
В списках концлагеря Шталаг 352 внучка через много лет нашла имя своего деда Спиридона Пономарёва. Рядом с фамилией стояла дата, когда он попал в плен – сентябрь 1942 года. По этим спискам удалось выяснить, что в марте 1943 года он ещё был жив и находился там.
- Концлагерь Шталаг 352 был в деревне Масюковщина. Сейчас это пригород Минска, столицы Белоруссии, - говорит Евдокия Александровна.
В марте женщина побывала там и нашла место, где в годы войны находился концлагерь.
- Когда мы приехали в Минск и спрашивали у прохожих про деревню Масюковщину, никто не знал, где она, – рассказывает собеседница. - А потом пожилая женщина нам объяснила, что сейчас там находится мемориальный комплекс и показала дорогу. По пути она рассказала о том, как её мама вспоминала, что это был страшный лагерь. Военнопленные жили под открытым небом, их практически не кормили. Фашисты расстреливали людей, издевались над солдатами. Одной из пыток было, когда военнопленных вешали на плацу крюками за подбородок и те долго и мучительно умирали. Немцы разрешали местным жителям выкупать советских солдат за золото. А у кого оно в деревне-то было? Но насобирали всем миром. Освободили одного лейтенантика, выходили.
- В годы войны на месте, где находился Шталаг 352, росли совсем маленькие деревья. Сейчас здесь стоят огромные сосны и между ними надгробия. На мемориале круглый год горит вечный огонь. Кругом чистота, всё прибрано. Строят храм и звонницу. Белорусы очень бережно и тщательно хранят память о тех страшных днях, о войне. Ведь Белоруссия четыре года находилась под оккупацией, сотни деревень были сожжены вместе с их жителями. Понимаете, у них даже если в поле стоит обелиск, то вокруг всегда всё прибрано и вычищено, - делится своими впечатлениями женщина.
- Привезла туда земельку деду с его малой родины, - не сдерживая слез, говорит Евдокия Александровна. - И оттуда взяла немного, привезла домой, рассыпала на могилки жены и детей Спиридона Афанасьевича.
Хочу просто всем сказать, что надо надеяться и искать своих родных, чтобы каждый солдат той войны был найден, чтобы память о нём хранили близкие и передавали будущим поколениям.

 

Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Все новости рубрики Общество