Ромаяна

Ромаяна

Сразу успокою тех, кого смутила буква «о»: эти истории не имеют никакого отношения к похождениям индийских богов. Впрочем, ни за что, по большому счёту, ручаться нельзя, в мире всё так взаимосвязано…
Так или иначе, наша речь пойдёт о мальчике по имени Рома, который живёт с родителями в просторном доме, вдалеке от суетливого города, куда Рому регулярно возит мама, чтоб он отучился в садике и на разных курсах, оттянулся в торговых центрах, нагулялся в скверах среди разношёрстных собак, а летом – искупался в море.
Жизнь у Ромы интересная, иногда даже очень! А иногда и не очень – тогда он берёт ситуацию под личный контроль, и она, как правило, выправляется.
 
Адаптация
 
Некоторое время назад Рома стал воспитанником детсада номер 8, «звёздного», как сказала мама. Это была родительская идея и, надо признать, неплохая. По крайней мере, не надо заморачиваться, что бы такое придумать, чтоб не было скучно. Весь день в детсадике чем-то занят: то завтрак, то зарядка, то математика с окружающим миром, то разговоры всякие. Всю неделю Рома вставал чуть свет и летел к маминой машине на крыльях: в садик пора!
Родители облегчённо выдохнули: адаптация прошла успешно, теперь всё пойдёт как по маслу. 
Однако утро восьмого дня преподнесло регулярно ожидаемый, но оттого не менее огорчительный сюрприз. На мамины волшебные слова «Рома, вставай, пора в садик!», Роман никак не отреагировал.
- Рома, завтракать пора! – преувеличенно радостно пригласил папа.
Молчок.
Когда мама, не желая видеть очевидное, принялась его весело тормошить, легкомысленно вторгаясь в личное пространство сына, Рома ответил примерно как начальничек средней руки – на неуместные приставания клерка насчёт увеличения жалования. Он твёрдо заявил:
- Я занят! – повернулся на другой бок и натянул одеяло на уши.
 Если бы в последнем акте этой семейной драмы на сцену явился отцовский ремень, или потрясённые родители сформулировали адекватный ему аналог – лишить мультиков до конца года! выбросить Ромин гаджет на свалку! лишить шоколада пожизненно! – не видать бы тогда звёздному детсаду номер 8 Ромы, как своих ушей!
Но события благоразумно направились обходным путём, абсолютно невозможным ещё 10-15 лет назад, когда родители, соблюдая трудовую дисциплину по местам работы, вынуждены были, обливаясь невидимыми слезами, требовать её же от своих малолетних детей. Ну не прогул же, в самом деле, совершать по милости детских капризов!
А среди сегодняшних детей есть-таки счастливчики, у кого родители способны глянуть сквозь пальцы на подобный демарш – как правило, безработные, самозанятые и бизнесмены.
В общем, смирившаяся мама отправилась на кухню, а папа воссоединился с компьютером.
Рома потынялся день среди поднадоевших игрушек, попробовал сочинить и разыграть сценарий неожиданного приезда бабушки Оли, но без особого вдохновения.
«А в садике сейчас, небось, макароны дают!» - наверняка подумал он, расковыривая за обеденным столом вилкой мамин коронный салат. Зачем  тогда стих Есенина учить понадобилось, если Мариванна похвалит кого-то другого? 
На следующее утро Рома, умытый и одетый, нетерпеливо бил копытцем у входной двери, бурно удивляясь маминой нерасторопности.
Рома по сей день как миленький осеняет своим присутствием звёздный детсад номер 8, отчего им обоим только польза и никакого вреда. 
Кого благодарить за благополучный исход конфликтной ситуации? Деликатную маму? Прозорливого папу? Самокритичного Рому?
Или всё же индийских богов? 
 
Пассивный запас
 
Когда Роме стукнуло два с половиной года, родители забили тревогу: никаких попыток заговорить! Из всего великого и могучего Роман выбрал одно междометие, если можно назвать его любимый звук столь высокопарно.
Дай – Ы.
Возьми - Ы.
Пойдём – Ы-Ы.
Логопеды и неврологи, задумчиво оглядывая мамину норковую шубу, малоразборчиво произносили что-то вроде известного «надо фичить».
Наконец были приняты решительные меры: на помощь, по семейной традиции, вызвали бабушку. Бабушка Оля, потомственный педагог, наследственный креативщик и профессиональный химик, без проволочек покинув суровый Екатеринбург, с порога объявила заинтригованному Роме:
- Будем учиться!
- Ы! – одобрил внук.
- С ребёнком надо постоянно разговаривать, - внушала она присмиревшим родителям, - тогда будет регулярно пополняться пассивный словарный запас, который рано или поздно перейдёт в активную стадию.
Пассивный словарный запас Ромы бабушка активно пополняла за счёт сказок, игр и задушевных бесед, время от времени ненавязчиво предлагая Роману высказать своё мнение. И Рома высказывал. От Ы – «одобряю» до Ы – «ни за что».
Время шло. Бабушка купила обратный билет. Накануне отъезда, сидя за накрытым семейным столом, бабушка угощала всех своим фирменным витаминным салатом под тревожным названием «На графских развалинах», привычно, но грустновато и даже чуть виновато  щебеча в сторону Ромы:
- Попробуй салатик, Рома, пальчики оближешь!
Внук опасливо ковырнул в тарелке и отчётливо, хоть и не без некоторого пришепётывания, поинтересовался:
- А какие в нём ингледиенты?
Мама с бабушкой кинулись к Роме, а потом обнялись и заплакали. 
Папа облегчённо резюмировал:
- Саботажник!
Рома пожал плечами и доконал «Развалины».
А его пассивный запас пополнился ещё одним словом.
 
Фея
 
Рома уже привык каждое утро отправляться на работу, в звёздный детсад номер 8. События, происходящие там, он мог предсказать с точностью до получаса: сейчас начнётся утренняя гимнастика, потом завтрак, потом поиграем, потом занятия и пр... Разве что драки с Вовкой Клоповым случались незапланированно, но это уж ни от детсада, ни от Ромы не зависело. 
И вдруг однажды...
Открылась дверь из коридора в группу, и на пороге возникла самая настоящая Фея! В сияющем одеянии, с сияющим лицом и с волшебной палочкой в сияющей руке! Впрочем, Рома палочку не разглядел, но она  наверняка находилась в блистающих пальчиках Феи, когда она взмахнула рукой и произнесла мелодичным, как звон дедушкиных часов, голосом:
- Здравствуйте, дети!
Иначе почему бы все замерли, как в игре «Море волнуется», хотя секунду назад играли в чехарду и догонялки. Только Вовка Клопов протянул что-то вроде «здра!..», но и он умолк с открытым ртом, почуяв всю нелепость диалога с высшим существом.
Фея, в полной тишине, ослепительно улыбаясь, посмотрела прямо в Ромину душу своими лучистыми очами и произнесла волшебные слова:
- Меня зовут Алиса Феликсовна, я ваша новая воспитательница!
Все тут же принялись скакать и визжать от восторга, будто Алиса Феликсовна принесла на свою инаугурацию по меньшей мере полпуда шоколадных конфет. А Рома затаился и стал приглядываться: мало ли, в каком обличии посещают наш мир феи?
Алиса Феликсовна весь день отличала Рому от других и давала самые ответственные поручения. Дальше больше. Рома с удивлением обнаружил, что стал хорошо рисовать и лепить, по крайней мере, Алиса Феликсовна ежедневно его хвалила. С удовольствием делал утреннюю зарядку и даже командовал всей группой, к досаде Вовки Клопова.
Папе Фея тоже понравилась. По крайней мере, теперь он охотно забирал Рому из садика и даже вёл с Феей околопедагогические разговоры.
И вот однажды, когда вся их маленькая семья собралась за воскресным столом, Рома встал и торжественно произнёс, глядя куда-то поверх  родительских голов, как спикер в Палате общин:
- Мама! Папа!
Родители напряглись, ожидая всего, вплоть до Роминой вынужденной женитьбы включительно.
Рома выдержал паузу и с нажимом произнёс:
- Мы должны сегодня решить, как сделать, чтобы Алиса Феликсовна поселилась в нашем доме.
Папа с невольной надеждой покосился на маму, но тут же благоразумно отвёл взгляд.
- А ты уже обсуждал это с самой Алисой Феликсовной? – победоносно взглянув на папу, поинтересовалась мама.
- Да! – не моргнул Рома.
- И что же?- продолжала торжествовать мама.
- Она велела обсудить это с вами, - не желал сдаваться сын.
Мама выгнула бровь на папу, который  не спешил воспользоваться преимуществами человеческой речи.
- Видишь ли, Рома, - прокашлявшись, озвучил он наконец свои невесёлые размышления. – У Алисы Феликсовны наверняка есть своя семья, муж и дети, и не факт, что они согласятся на переезд.
Рома осёкся: неужели у Феи может быть муж, да ещё какие-то дети? Они же будут бегать по Роминым комнатам и наверняка переломают все игрушки, да ещё в драку полезут, как Вовка Клопов. Да пусть бы хоть так, не жалко.
Только Алиса Феликсовна всё равно будет их больше любить, чем Рому.
Роман, не доев пирожное, молча вылез из-за стола и побрёл в свою комнату.
Когда мама на цыпочках проскользнула в дверь и села рядышком, Рома уткнулся в её тёплое плечо и горько, безутешно заплакал. Мама, обхватив его душистыми  руками, тихонько укачивала его, как младенца, и шептала что-то ласковое и утешное. Так Рома и уснул.
Сгущались сумерки. Подошёл папа. Они вместе с мамой осторожно перенесли сына в кроватку и прикрыли его одеялом, как он любит, до ушей. И долго сидели, взявшись за руки и глядя на заплаканное, но уже спокойное, с упрямо-знакомыми нахмуренными бровками личико. Они молчали. Что тут скажешь? И каждый вспоминал о своих первых горьких  разочарованиях. И было что вспомнить…
А через месяц Алиса Феликсовна неожиданно уволилась. Вышла замуж и уехала далеко-далеко.
Когда Рома с папой остались наедине, сын спросил, почему-то уверенный, что спрашивать об этом нужно только отца:
- Значит, она не Фея?
Папа ответил не сразу, но твёрдо:
- Она Фея! Только феи тоже иногда должны выходить замуж.
Рома вздохнул и понимающе кивнул головой.
 
Говорят дети
 
Роману почти 5 лет. Гаджеты, мультики, домашняя режиссура и дрессура, танцы, декламации, иллюстрации и декларации. И никакой тяги к точным наукам. 
Отец решает насильственно направить хоть малый ручеёк из моря Роминых талантов в прагматическое русло.
- Роман, а сколько будет четыре плюс пять? – начинает он издалека.
- Восемь, - уверенно сообщает сын, не отрываясь от гаджета.
- Нет, Рома, не восемь, а девять. А три плюс шесть? – не унимается дотошный родитель.
- Восемь, - невозмутимо парирует Рома.
- Да нет же, девять. А три плюс два? – запечалился отец. 
- Восемь, - продолжает настаивать сын. 
- А один плюс один? – совсем падает духом папа.
- Восемь, - упорствует Роман.
- Нет, - печально смиряется отец. – Не восемь, а два…
- Да когда уже восемь-то будет?! – взрывается терпеливый Рома.
Поистине, как сказал один, когда-то неплохой, поэт: 
«Не надо прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше мир прогнётся под нас!»
Надежда Малиновская, 
Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Куртамышская команда КВН "SOSмыслом" выиграла кубок Зауралья

В Куртамыше состоялся патриотический концерт "Громкие уроки"

Все новости рубрики Культура